РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ФУТБОЛ-КЛАСС


Берт ван Линген: Результат команды и развитие игрока - разные понятия

Технический директор РФС, помощник Дика Адвоката Берт ван Линген рассказал сайту НФПМ.ру о реформировании системы подготовки молодых футболистов в России.

– Как правильно выбрать футбольную школу для своего ребенка? На что нужно обратить внимание?
– На то же самое, что и в обычной школе. А именно – как в ней относятся к детям, как с ними обращаются. Нужно задаться вопросом: смогут ли с моим ребенком обращаться так же, как это заведено в моей семье? Или с ним будут разговаривать с позиции силы и превосходства? Или тренеры будут вести себя, как наставники топ-команд, и кричать на игроков, как это часто можно увидеть по телевизору?..

– Вы не пробовали подсчитать, сколько должно быть в России детских тренеров, если исходить из того, что, по официальным данным, футболом занимается около 400 тысяч детей?
– Давайте посчитаем. В Голландии из 16 миллионов жителей один миллион и 100 тысяч – зарегистрированные футболисты. Каждой команде нужен тренер – или даже два. Значит, в общей сложности Голландии нужно около 50 тысяч тренеров. Но в детском футболе один тренер должен работать с десятью ребятами. При этом тренеры младших команд могут помогать своим коллегам из следующей по старшинству возрастной группы. И такую же систему можно ввести в сборных командах. Помощником главного тренера национальной сборной может быть наставник молодежной – и так далее. При этом каждый будет знать, какие требования предъявляются к игрокам на следующем уровне и на чем стоит сосредоточиться в работе с командой.

В разных возрастах должно быть разное представление о том, что считается результатом работы. Потому что результат команды и развитие отдельного игрока – это совершенно разные понятия. И целью всей это системы должно быть именно развитие футболистов. Именно для этого нужны команды, нужны соревнования. Это только средства для достижения главной цели. Матч за матчем нужно следить за игроками, разбирать с ними ошибки, работать над ними. Они могут провести один или два отличных матча – но добиться нужно того, чтобы на высоком уровне они могли отыграть весь сезон. И результат каждой отдельной игры имеет значение только с той точки зрения, прибавляют ли игроки в своих умениях. А итог всего обучения – это сколько человек смогут перейти на более высокий уровень. Их может быть два, три или один человек в год, а остальным придется играть в студенческих или любительских лигах.

– Я посмотрел перевод ваших презентаций, подготовленных для семинара в Сочи, и такое ощущение, что они не очень хорошо переведены. Вам не кажется, что языковая проблема скажется на вашей работе в России?
– Безусловно, это создает определенные сложности. Сам я, откровенно говоря, не планирую учить русский язык. А вот моя супруга, Вера Паув, берет по два урока в неделю. Она уже говорит на итальянском, английском, французском, немецком. У нее всегда есть четкое стремление в непосредственному общению, и она старается преодолевать языковые барьеры. Могу привести в пример времена работы в «Глазго Рейнджерс». Оказалось, что недостаточно просто говорить по-английски – нужно уметь делать это быстро, быстро реагировать на происходящее. Например, в ключевых моментах на тренировках ты должен быть готов моментально отреагировать на происходящее и подобрать нужные слова. Потому что, если чуть-чуть опоздаешь, момент будет упущен.

– Вы наверняка уже посетили в России немало детских школ и соревнований и получили представление о том, как они работают и каков их уровень. Можете сравнить их со школами в Германией, Голландией и другими сильными футбольными странами?
– Нужно больше использовать игру в уменьшенных составах и упражнения, которые имитируют реальные игровые ситуации. Тренер должен ставить перед игроками задачу и четко им объяснять, над чем именно они работают и чему должны научиться. Это ключевой момент в работе детского тренера. И гораздо важнее говорить не о разнице в уровне подготовки юных игроков, а об уровне тренеров.

– Вы побывали на тренерском семинаре в Сочи. Какие у вас остались впечатления от общения с российскими тренерами?
– У меня сложилось ощущение, что детские тренеры в России не привыкли обращаться с игроками так, как я привык это делать. По моему мнению, тренерская работа заключается в том, чтобы влиять разными способами на действия игроков. Грамотно создавать условия для занятий. Задача тренера – организовать работу так, чтобы каждое упражнение требовало от игрока строго определенных действий. Например, если вы хотите учить ребят ударам по воротам, не совершайте распространенную ошибку – не используйте маленькие ворота. Потому что в этом случае попасть в цель будет для них слишком сложной задачей. Гораздо лучше, если вы используете большие ворота с голкиперами, делите ребят на две команды по четыре человека и даете им играть на площадке длиной, скажем, 30 метров и шириной 40. Сама организация упражнения будет побуждать детей бить по воротам. Если поле будет длиннее, им придется сначала преодолевать большие расстояния, затрачивая на это много времени и выполняя множество различных действий – но только не ударов, ради которых вы все это и организуете. Если ворота будут маленькими, ребятам придется много играть в пас, а сама цель будет слишком трудной, и к ней нужно будет подходить слишком близко.

Но с такими воротами можно проводить другие упражнения - и концентрировать внимание на игре в пас. Площадку можно увеличить до размеров 30 на 50 метров и вдоль каждой длинной линии поставить по двое маленьких ворот. Играть также можно четыре на четыре. И теперь для того, чтобы выйти на удар, нужно много передавать мяч друг другу. А можно еще изменить правила и сосредоточиться на ведении мяча – в этом случае бить по воротам можно будет только после того, как ты с мячом пересечешь определенную линию. Тренеру не придется каждый раз говорить: ведите мяч! Сами игроки будут вынуждены его вести.

Главное отличие футбола от других командных видов спорта заключается в том, что в него играют сами игроки. Например, баскетбол – это тренерская игра, потому что влияние тренера там намного выше. Фактически баскетбольный тренер – это мозг тех пяти игроков, которые находятся на площадке. Он говорит им, как начинать игру, куда и как вести мяч. Когда один игрок ведет мяч и, например, поднимает вверх два пальца, остальные четверо знают, что от них требуется, и перестраиваются так, чтобы один из них в конце концов освободился от опеки и смог совершить бросок. И все это разрабатывается тренером, который может поменять систему и поменять игроков в своей системе.

И знаете, в чем еще ключевое отличие футбола от того же баскетбола? Мяч всегда свободен. Ваш соперник в любой момент может им завладеть. В баскетболе вы можете держать мяч в руках, и баскетбол весь состоит из стандартных положений. В футболе они тоже есть, но в остальное время мяч доступен любому из 22 игроков. Вы можете попытаться его сохранить, повернувшись к сопернику спиной, но он может обойти вас с другой стороны и забрать мяч. В футболе очень важно восприятие происходящего на поле. Чтобы построить команду, нужно добиться того, чтобы каждую ситуацию все 11 игроков воспринимали одинаково. Каждый из них понимал, что произойдет в следующий момент и что он должен при этом делать. И учить пониманию игровых ситуаций нужно начинать с самого раннего возраста. Вот почему на футбольных занятиях всегда должна быть игра – а не бег вокруг поля. Зачем им заниматься, если в матче вы вокруг поля все равно не бегаете? Бег в футболе – это средство, но мы даже называем его иначе – выбором позиции. Иногда для этого действительно нужно быстро бежать, а иногда – просто стоять на месте.

Надеюсь, после семинара в Сочи у многих, кто на нем побывал, открылись глаза. Потому что в России большинство тренерскую работу в футболе понимают совершенно иначе. Что мы зачастую видим? Игроки стоят в линию и по свистку начинают бежать с ускорением. Но ведь в футболе свисток используется только судьей. И если мы хотим научить футболистов быстро стартовать, действовать агрессивно и резко, нам нужно поставить их в такие условия, когда это будет диктоваться самими условиями занятия. Футболисты сами должны искать выход из каждой ситуации. Если тренер будет им каждый раз подсказывать, что делать, они станут чрезмерно зависимыми от него. А они как раз должны быть независимыми и самостоятельно принимать решения.

– В России матчи детских команд начинаются в десять или даже в девять утра. Не слишком ли это рано? Такое ощущение, что ребята в это время просто спят на поле. Есть ли смысл в таком футболе?
– В Голландии все то же самое. Младшие возрастные группы начинают свои матчи рано утром. Но это нормально, ведь младшие дети вечером и спать отправляются раньше. И вы сами знаете, что происходит, когда они подрастают: задерживаются вечером у телевизора или устраивают вечеринки с друзьями. Поэтому и ложатся позже, и спят дольше, и позже встают. Мы, конечно, не проводили исследований, как влияет на игру раннее начало матча, но уверен, что серьезного влияния оно не оказывает. В конце концов, чем занимаются дети, когда просыпаются с утра пораньше? Они все равно играют!