РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ДНЕВНИК ПРЕЗИДЕНТА ДФЛ

ДНЕВНИК ПРЕЗИДЕНТА ДФЛ

ФУТБОЛ-КЛАСС


Александр Кузнецов: Детей надо учить, а не тренировать

Александр Кузнецов свой опыт работы в детско-юношеском футболе – а он был тренером юношеских сборных СССР и России – изложил в серии из четырех пособий для тренеров, выпущенных в 2007 году. Каждое охватывает трехлетний период работы с детьми и по сути является подробной инструкцией. Сейчас Александр Александрович работает над вторым изданием этих книг. В интервью НФПМ.ру он поделился своими взглядами на проблемы подготовки юных футболистов в России.

– Когда и как родилась идея выпустить серию пособий для детских тренеров?
– Она родилась у меня давно, поскольку в свое время моя работа была связана с контролем за учебно-тренировочным процессом в школах, а затем интернатах. И я понял, что тренерам не хватает дополнительных знаний по специфике работы с детьми различных возрастных категорий, что такие материалы им трудно найти. Тогда я и начал собирать материал для методического пособия. А углубленно этой темой занялся, когда появилось немного свободного времени. Своими соображениями я делился с коллегами – Борисом Игнатьевым, Юрием Семиным, Михаилом Гершковичем и с другими. Они меня в этом начинании поддержали. Активно работать над пособием я начал, еще работая в футбольном клубе «Москва». С одной стороны, о занятиях с разными возрастными группами разговоры шли, но с другой, многие забывают о психических и физических особенностях детей разного возраста. Какие-то контрольные измерения проводились, но динамику скрупулезно не прослеживали. Этот вопрос я постарался осветить.
Многие тренеры, готовясь к занятиям, заглядывают в специальную литературу, но я понял, что когда все это собрано в одной толстой книге, а тренер работает преимущественно с одной возрастной категорией, ему сложно ориентироваться. Поэтому мы и разбили материал по возрастам.

– И при этом каждая книга, по идее, должна быть исчерпывающей.
– Не сказал бы так. Я сейчас продолжаю работать в этом направлении. Появились дополнительные материалы. Ведется работа над тем, чтобы углубить содержание книг при следующем издании.

– Кто-нибудь непосредственно помогал вам эти книги писать?
– Нет, я писал их сам.

– Со многими ли детскими тренерами вам довелось общаться в процессе написания? Какие пожелания они высказывали?
– В первую очередь им нужно было представление о психических и физиологических особенностях и система контрольных измерений при наборе детей в группы. А также возможность определения перспективности – что может получиться при работе с тем или иным ребенком, имеющим определенные данные, через определенный промежуток времени. Многие тренеры несколько форсировали психо-физиологические способности детей, давали повышенную нагрузку, слишком много давали футбола, как ни парадоксально это звучит. У самых маленьких очень быстро выхолащивается интерес к футболу, если играть ежедневно, да еще по два раза в день. Причем только под командованием тренера, не имея возможности проявить то, что заложено в них природой. В общем, нюансов было много. Но главное, что интересует тренеров, на что нужно обращать внимание, чтобы интерес к занятиям у ребят сохранялся и при выпуске они обладали всеми качествами, необходимыми для того, чтобы быть приглашенными или в молодежные клубные команды, или, как это часто бывает, «под основу».

– В ваших книгах очень много разнообразных упражнений. Вы проверяли их на экспериментальных группах или ограничились предыдущим тренерским опытом?
– Ограничился опытом. Использовал в том числе кое-то из того, что нашел, работая тренером юношеских сборных Советского Союза, а затем России, и применял на практике. Несколько изменилось только содержание упражнений, их, так сказать, дозировка.

– Что вы взяли за основу?
– Свой опыт. Естественно, интересовался работой школ немецких, английских, французских, итальянских. Удавалось туда выезжать, беседовать с тренерами различного уровня и категорий. Многие вещи потом вошли в книгу.

– И каков процент импортных вложений?
– Сложно сказать – ведь общение растянулось на двадцать лет. Но важно было состыковать все с моими взглядами.

– Много ли в мире подобных пособий для тренеров?
– Есть такие, и даже более подробные. Я сейчас тоже пытаюсь в содержание внести большую подробность, чтобы тренер яснее представлял, что из себя представляет тот или иной футболист.

– Много ли вам поступило предложений о дополнениях и исправлениях после выхода пособия?
– В этом смысле контактов не было, но звонки были – в основном, интересовались, где можно книги купить, где достать. Судя по всему, интерес эта работа вызвала.

– Известны ли вам школы или конкретные тренеры, работающие по вашим пособиям?
– Могу сказать, что закупку пособий для тренерского состава школы сделала в свое время «Москва». Другое дело, работают ли они впрямую по написанному в книгах или только ориентируются на них. Скорее всего, именно ориентируются. Вряд ли кто-то будет педантично следовать всему, что написано. Многие наши тренеры, прочитав книгу от корки до корки, могут заявить: да я это все знаю!

– Значит, вы спокойно относитесь к тому, что ваши книги тренеры берут только за основу? Или вам все-таки хотелось бы, чтобы весь курс они проходили полностью?
– В принципе, на это я и рассчитывал. И таблицы контрольных измерений делал, от возраста к возрасту их видоизменяя. Что-то убиралось, что-то вносилось новое. Необходимо прослеживать динамику развития футболиста. Если положительная динамика есть – значит, вы идете правильной дорогой. Но если ее нет, наберитесь немножко терпения. Дождитесь, чтобы были пройдены хотя бы два этапа обучения, с тем чтобы в третьем и четвертом вы уже не разочаровались в ученике. На первом и втором этапах возможно некоторое отставание, а затем бывает резкий скачок, как в плане психологии, так и в «физике».

– А в каком возрасте, по вашим наблюдениям, этот скачок происходит чаще всего?
– Очень по-разному. Некоторые уже в пятнадцать лет выглядят довольно серьезно, обгоняя своих сверстников. Они чаще и попадают на глаза тренерам как сборных, так и клубных команд. А некоторые только к восемнадцати могут себя проявить. Поэтому мне и хотелось бы, чтобы весь цикл от шести до восемнадцати был единым. И тот, кто пройдет его полностью, надеюсь, никого из игроков не потеряет.

– Здесь придется затронуть очень болезненную тему. Ведь к восемнадцати годам регулярные турниры для ребят заканчиваются. Что нужно сделать, чтобы переход из детско-юношеского футбола во взрослый был более плавным? Чтобы не терялись ребята?
– Насколько я знаю, какие-то соображения на этот счет были и есть. Когда Гус Хиддинк пришел в сборную России, он одним из первых заговорил об организации соревнований для этой возрастной категории. Если бы это произошло, то во всех клубах эти группы содержались бы, а ребята продолжали образование. И как раз те, кто немного замедлился в развитии, в этот период могли бы показать свои возможности. Другое дело, что это сложно организовать в масштабе всей России, но региональные соревнования можно было бы проводить с тем, чтобы затем в финалах выявлять самых-самых.

– Ребята после восемнадцати уже не дети, но вроде бы еще и не взрослые игроки. Их тренировочный процесс должен быть ближе к школьному?
– Ко взрослому, конечно. Особенности только в физическом состоянии. Психологически многие готовы играть за взрослых уже в пятнадцать лет, хотя еще присутствует юношеский максимализм. А к восемнадцати это уже практически сформированные игроки. Другое дело, что период с восемнадцати до двадцати двух требует серьезного внимания, а многим тренерам кажется, что они уже все готовы. Кто-то – да, готов, но ведь можно расти и до двадцати пяти.

– Подход к этим ребятам должен быть индивидуальным? Нужно ли повторять с ними какие-то базовые вещи? Или все базовые должны быть к пятнадцати-шестнадцати годам выработаны?
– К пятнадцати – вряд ли, а вот к восемнадцати – уже точно. А индивидуальный подход должен сохраняться и во взрослом футболе. К сожалению, у нас этого очень часто не хватает.

– Где у нас основные провалы в детском футболе? Помимо того, что мало квалифицированных тренеров, что группы переполнены, что достойные условия для занятий не везде созданы?
– Детский период очень важен, и в нем надо правильно заложить не только необходимые качества, но и восприятие футбола как игры. Это потом уже, во взрослом футболе можно говорить о нем, как о работе. Важно не выхолостить интерес ребенка к футболу, а наоборот, постоянно его развивать. Тогда можно рассчитывать, что потери мы будем нести в гораздо меньшем объеме. Мы в юношеском футболе в свое время добивались немалого, но почему-то, когда эти мальчишки переходили во взрослый футбол, они затухали и пропадали где-то, в то время как их западные сверстники играли на приличном уровне в клубах и сборных. Как раз общаясь с западными тренерами и наблюдая за их работой – и сравнивая с нашими, – видишь разницу. У нас с самого раннего возраста идет одно требование: ты должен победить. И это все время капает на мозги. А там ребята воспитываются так, чтобы в них как можно сильнее развился интерес к тому, чем они занимаются. Там стараются помочь природе, заложившей в человека задатки футболиста, их проявить.
Скажу больше, у меня был случай, я пришел в «Лужники», когда проводился набор в ФШМ шестилетних ребят. Я подошел к тренеру и поинтересовался, как мальчишки? Подвижные? «Неплохие мальчишки есть, – ответили мне, – Но не хватает нападающего – и хорошо бы еще крайних полузащитников»… Я растерялся: как же так? А он мне: «Да я же уже все вижу, чего там!» Вот таких тренеров у нас, к сожалению, многовато.
И еще один момент: приходишь и спрашиваешь – какая у тебя учебная группа? «Да у меня не учебная группа, а команда». Погодите, говорю я, у вас же учебно-тренировочный процесс, но никак не тренировочно-учебный! Ты учить должен, а не тренировать. К сожалению, многие тренеры не понимают того, чем они должны заниматься. Они с самого начала принимаются формировать команды. Уже в момент набора.

– Что еще принципиально отличает российскую школу от зарубежных, помимо того, что у нас все сориентированы на результат, что вместо обучения ведут тренировки?
– У нас очень большой процент людей, работающих в клубах, имеют это звание – тренер. А в западных школах немало работающих на тренерских должностях, но не являющихся тренерами как таковыми. У них нет специального образования, а продукцию они при этом выдают более высокого качества. Видимо, у этих людей и внутри все несколько иное, чем у нас. Они еще где-то работают, в каких-то фирмах, получают там деньги, а потом приходят в школу, чтобы реализовать свою любовь к футболу, свое видение футбола. Они заканчивают курсы, причем с упором на определенные возрастные группы, и свои знания, свою любовь переносят на детей. А у нас люди приходят отрабатывать номер, считая, что они все знают, что ничего нового им не нужно – ведь у них же есть образование!.. И вместо того, чтобы пытаться найти в каждом ребенке какое-то зернышко и помочь ему вырасти во что-то серьезное, он собирает детей в кучу, определив заранее, кто на каком месте будет играть, и начинается: «Слушай меня и делай только так, как я говорю». Все.

– Реально ли нам создать более цивилизованную систему? Чтобы тренеры больше учили, а не тренировали. Чтобы они понимали, что им самим нужно учиться. И что для этого нужно сделать?
– Для этого все руководство футбольного клуба – от президента до директора школы – должны понимать, что добиваться побед надо в старшей возрастной группе и в главной команде. А остальные все должны заниматься учебой. Я не говорю, что нужно совсем не стремиться победить, но это не должно висеть дамокловым мечом – что если ты проиграешь, тебя выгонят. И мало кто обращает внимание, что из учебной группы перешли в следующую возрастную категорию такие-то ребята – и в немалом количестве. Причем ребята, которые готовы потеснить кого-то. Значит, тренер-то работал в правильном направлении! Значит, он дал им многое, что они в футболе умеют лучше, чем даже их старшие сверстники. А другой тренер, добиваясь результата, наставил на футбольное поле здоровых лбов, которые мяли этих мальчишек, но ничего не дал им, чтобы развить футбольный интерес.

– То есть практически натаскивал.
– Конечно!

– Многие школы в российской премьер-лиге переходят на новую систему: тренер работает с группой не все годы, а только два-три. Так будет лучше? И каков оптимальный срок для работы тренера с одной группой?
– Когда я готовил пособие по четырем возрастным категориям, рассчитывал, что каждый том – для тренера, работающего только с этой возрастной категорией. За ним приходит другой тренер, затем третий – и четвертый заканчивает. Я согласен с голландской школой в этом направлении. Когда голландцы пришли в школу ЦСКА, они именно так и перестроили ее работу. И я тоже пришел к этой мысли, потому что считаю: если тренер углубленно изучил свой возрастной контингент, он так же глубоко будет передавать ему именно те знания, которые эти мальчишки смогут воспринять. И получат те умения, которые им можно привить. И чем больше тренер будет работать со своей возрастной категорией, тем глубже он будет понимать предмет, которым занимается. А со старшими возрастами должны заниматься тренеры, которые уже поработали со взрослыми и понимают, какие требования к ним предъявляются.

– А сколько тренеров должны работать с одной группой, на ваш взгляд?
– Минимум двое. Плюс в школе должны быть главный тренер по физподготовке и тренер по вратарям. Вратарскому делу требуется повышенное внимание – все-таки оно очень специфичное. Если школа принадлежит клубу, не должно быть проблемой такого специалиста найти. Если же школа живет самостоятельно, нужно исходить из ее возможностей. Может быть, какого-то из тренеров изначально ориентировать на этот вид деятельности и создать ему условия, чтобы он приобрел и пополнял соответствующие знания.

– Многие сейчас приглашают в школы иностранных специалистов. Насколько эффективны в наших условиях их методики и принципы работы?
– Каждый отдельный случай требует внимательного рассмотрения. Нужно перестроить мозги очень большому количеству людей, работающих в детских подразделениях. Они привыкли к определенному виду деятельности, и отступать от него им очень сложно. Я знаю, что там, куда приходили зарубежные специалисты, нередко возникали конфликтные ситуации: местные тренеры говорили, что так работать не будут, потому что считают это неправильным. Говорили: «Дайте мне группу, и я доведу ее до конца, потому что иначе у меня не будет уверенности, что мои планы осуществятся». А голландцы как раз учитывают специфику нашей психологии, поэтому процесс не форсируют, а потихонечку убеждают людей в необходимости работать в том или ином направлении. Но ведь не только тренеры, и руководители тоже должны понимать, что идет перестройка системы, трудового коллектива. И не каждый может на это пойти. Есть очень много нюансов, которые нужно учитывать, приглашая на какое-то время консультантов из-за рубежа. Нужно подумать и о собственных возможностях: а сможешь ли ты найти таких тренеров, которые требуются по замыслу приглашенных специалистов. Большинству приходится переориентировать тех, кто есть у них в распоряжении, чтобы они работали в предложенном направлении. И здесь не все и не всегда складывается гладко.

Максим Березницкий